Панихида по иллюзиям или путь к Взрослению...

От автора: "Невольный узник собственных сомнений...или Внутренний Травмированный Ребенок" и "Все мы родом из детства" или Патологии родительской "любви"

Мне кажется, из детства я выехал, а вот до пункта назначения — «взрослости» — не добрался. Так и живу в автобусе. (Эльчин Сафарли)

Жила-была одна принцесса, и мечтала она о том, что однажды придет прекрасный принц, который ее поцелует…

Жил-был один принц, который мечтал о том, что однажды придет прекрасная принцесса и поцелует его...

И вот эти две жабы встретились...

Вам никого не напоминают герои этого анекдота?

...

Точно никого?

А вот мне напоминают массу людей, которые всю жизнь «в поиске»… Кого? Естественно, партнера, который предназначен специально для них…

В детстве маленькие девочки грезят о благородном, белокуром (возможны варианты), неуязвимом красавце, который спасет их «из заточения» (в родительской семье или в «серой» скучной жизни), возьмет в жены и будет заботиться до (синхронного!) окончания их дней… В мире розовых девичьих комнат, плюшевых игрушек и кукольных домиков такие мечты кажутся реальными как никогда…

Повзрослев, и совершив парочку ошибок, они начинают мечтать о «настоящем мужике», «за которым, как за каменной стеной»…Только вот и он как-то не торопится их найти…

Думаете, это только девичьи мечты? Как бы ни так. Где-то по жизни бродят и Прекрасные Принцы в поисках Принцесс, которых им предстоит спасти. Только ни одна реальная девушка не соответствует списку их требований. Все какие-то «уродины» и «стервы» попадаются…Вот, если бы точно знать, что очередная избранница является именно той идеальной партнершей, которая ему нужна. Ведь, предыдущая оказалась не такой, да и две перед ней тоже, да и первые 10 тоже были, как-то, не очень»…

Если вы назовете объект их поиска Прекрасным Принцем или Принцессой, они страшно обидятся…Что они маленькие что-ли, чтобы с ними так разговаривать? У них все серьезно. Они ищут «вторую половинку» (вы ведь читали Платона?), «родственную душу», или идеально совместимого партнера ("дуала", например)… Говорят, что если его найти (а он, видимо, хорошо прячется), то не нужно приспосабливаться друг к другу, все сразу, раз и навсегда, будет хорошо…

Ах, эта судьбоносная встреча с правильным человеком… Эта мечта манит нас с самого детства, о ней рассказывают волшебные сказки, ее активно «транслирует» киноиндустрия, литература и «сарафанное радио». Ведь где-то, когда-то, с кем-то, это точно случилось… Главное ждать и верить. Как только мы найдем идеального человека, одиночество, боль и страх закончатся навсегда. Этот правильный человек мгновенно нас поймет и полюбит, будет всегда относиться к нам с глубочайшим уважением и чувствительностью, ему не нужно ничего говорить о своих желаниях, он все понимает «без слов» и что бы мы не пожелали, того же хочет и он… Мы можем во всем на него положиться, ведь мы созданы друг для друга, и вся наша жизнь была лишь подготовкой к этой встрече…

Некоторые так и проводят жизнь в бесконечном ожидании или «тестировании» (зато какой увлекательный процесс: «нашел-потерял-снова нашел - а нет, опять ошибся…»). Пока человек не совершает выбор, он живет в мире безграничных возможностей, но, по сути, он не живет, «не проявляется», остается человеком-невидимкой.

Например, сводит всю полноту личности партнера к выполнению какой-то одной функции или предпочитает безнадежно влюбляться в «недоступные объекты»: терапевтов, людей состоящих в браке и т.д., так никогда и не решаясь на реальные отношения. Он живет в «башне из грез», даже не пытаясь узнать, насколько любимый человек соответствует его фантазиям о нем. Идеализацию любить, конечно, проще… Таких людей окружают виденья и сны, а не люди…

Другие, напротив, еще с юности одержимо стремятся к браку, страстно мечтают вступить в союз «освященный небесами» и, как только находят подходящий объект(?), тут же «кутают его в покрывало своих проекций»...

и тащат к алтарю…

А, затем, в зрелом возрасте шутят, что кольца – это начальный счет между женихом и невестой: 0:0, или чеки от гранат. То есть, свадьба, по этой версии – это начало войны, в которой каждый из супругов обязательно подложит другому гранату. Или, как вариант, кольца – это кандалы и наручники… Для кого-то кольцо всевластия, для кого-то из пары – рабства…

А чего вы хотели? Даже в сказках после свадьбы так и написано: «Конец».

А ведь все так красиво начиналось…

Невеста в воздушном белом платье, трогательно серьезный жених, цветы, свадебный вальс под звон хрустальных бокалов, смущенное «да» в ответ на вопросы о верности, обручальные кольца - символ бесконечной любви, у которой нет «начала и конца» …

В день свадьбы невеста смотрит на жениха и думает: "Вот и наступил тот день, о котором я так долго мечтала. Самый чудесный момент моей жизни. Мой жених умен, сексуален, силен...И почему это люди говорят, что брак - это нелегкое испытание? Наверное, они просто не умеют выбирать себе партнера. А вот я уверена, что выбрала того, кого нужно!".

Жених смотрит на невесту с гордостью и думает: "Она прекрасна. Я знаю - она меня понимает, любит и верит в меня. Именно о такой женщине я всегда мечтал. Не могу понять, почему другие мужчины жалуются на своих жен. Моя любимая особенная, не такая, как другие".

На свадьбе также присутствуют родители жениха и невесты. Матери плачут от радости. А может и не только от радости...Возможно, они вспоминают дни своих свадеб - ведь они тоже выглядели тогда счастливыми....Куда все ушло? Их слезы - не только проявление радости, но и след горечи, которая возникает от утраты надежд и мечты...Они молятся, чтобы у их детей все сложилось иначе...

Так почему отношения мужчины и женщины, изначально полные радужных ожиданий и обещаний, постепенно превращаются в кошмарный сон, становятся жестокой силовой борьбой или оборачиваются холодным равнодушием?

И почему мы ничему не учимся и раз за разом повторяем одни и те же мучительные сценарии?

Что разрушает отношения?

Среди множества причин, одной из главных является попытка компенсировать в отношениях с партнером недостаток родительской любви и принятия. Например, в случае отсутствия одного из родителей (многие ли сейчас воспитываются в полных семьях?), когда нет реального представления об отношениях мужчины и женщины, фантазия безгранична, и партнер должен восполнить все то, что не дал, «рассосавшийся в пространстве и времени» родитель, удовлетворить все наши детские потребности… А, возможно, родитель был, но, нам так и не удалось «дождаться» (?) его любви… («добиться» (?), «заслужить» (?))

Проблема в том, что вступая в отношения (в том числе брачные), некоторые из нас «забывают» сепарироваться от родительской семьи, и бессознательно ждут, что партнер «усыновит (удочерит) их». И, даже если родителей трудно в чем-либо упрекнуть, например, у мужчины была самая замечательная мама на свете, то, кто сможет ее превзойти?

Этот «избранный» обычно ищет женщину, которая подобно матери, будет всю жизнь не спускать с него восхищенного взгляда. От своей подруги он потребует безусловной любви, самоотречения и преданности. Он привык, что мама (читайте, женщина) всегда удовлетворяла его потребности и желания, предугадывала любой его каприз, потакала любой его прихоти… Вся ее жизнь была подчинена только сыну.

Он привык к тому, что женщина должна оберегать его от любого негатива и дискомфорта. Он не умеет терпеть, ждать, не понимает, что такое ограничения и запреты. Он вырос физически, но, психологически остался на уровне маленького ребенка.

А с чего бы его подруге проявлять «материнскую заботу»? Ведь мужчина – не ее ребенок. К тому же, она сама может иметь тот же психический статус. Это она — маленькая, это ей нужен хороший, добрый папа, поскольку в ее представлении «любовь» обещает ей исполнение всех ее мечтаний.

Ей не нужен второй ребенок в семье, ей нужен тот, кого в любой момент можно дернуть за рукав: «Мне страшно (беспокойно, тревожно)» и в ответ услышать: «Все в порядке, малыш, я с тобой. Все будет хорошо. Я прослежу…».

Я тебе — мама. Ты мне — папа. Строим песочный дом. Море встаёт на задние лапы. Ветер виляет хвостом. Солнце лижет мокрые щёки. Папа, купим щенка? Стены надёжны. Башни высоки. И столько ещё песка!..

(В.Павлова)

Один из классиков семейной терапии К.Витакер утверждал, что в случае брака «соответствие между партнерами абсолютно полное. Оно заключается не только в том, как супруги дополняют друг друга сейчас, но и в том, как каждый воспринимает другого с точки зрения развития их отношений.

В выборе партнера учитывается, насколько он подходит к моей депрессии или моему садизму, и это необходимо для раскачивания качелей брака. Не стоит верить тому, кто скажет, что женился ради карьеры или потому, что был пьян. Компьютер в нашей голове с биллионами клеток выбирает совершенно соответствующий себе другой компьютер, к которому можно подключиться… Даже, если «перед вами алкоголик – маленький мальчик, и вдобавок голодный. Женился на ответственной женщине, любящей и заботливой. Вы удивляетесь: как это ее угораздило связаться с таким человеком?

Он как четырехлетний со своей вечной бутылочкой, а она выглядит вполне взрослой. Побудьте рядом с ними побольше. Окажется, что и она тоже – девочка четырех лет! Мамина четырехлетняя дочка, заботящаяся о братишке. Она так и осталась функцией на всю жизнь, не став личностью. Она бесконечная череда ролей. Он ребенок, она функция, а людей нет! Чем больше работаю с супругами, тем больше убеждаюсь, что эмоциональный возраст мужа и жены одинаков» («Полночные размышления семейного терапевта»).

Можно спорить с Витакером (кстати, прожившем полвека в браке), благо теорий выбора партнера много, но, суть остается той же – иногда, взрослея, "мы перепрыгиваем некоторые ступени (развития), - этого не прощает нам ни одна ступень» (Ф.Ницше). Бегство от (из)отношений – это бегство от решения задач возраста. Попытка двух детей «слиться» в одного взрослого ни к чему хорошему не приводит.

В фантазии мы проецируем на партнера свое представление о том, каким он должен быть. Мы живем надеждами. Ровно до тех пор, пока наш Внутренний Травмированный Ребенок, не начинает требовать «свое»…

«У каждого из нас есть корзина, в которой мы храним те потребности, которые не были удовлетворены в детстве. Как правило, эта корзина остается глубоко «в подвале» нашей души, и мы о ней забываем. Фактически, мы можем даже не догадываться, в чем именно состоит потребность.

Но состояние любви как будто вытягивает воспоминания из корзины, а с этими воспоминаниями приходят все забытые и отложенные «на хранение» стремления быть любимым. И вот, бессознательно, мы совершаем небольшое путешествие к себе «в подвал» и начинаем искать корзину. Найдя ее, мы говорим:

– Так‑так, она (или он) говорит, что любит меня. Сейчас проверим. Попробуем потребность № 8 (потребность № 8 не очень большая).

Поскольку это действительно небольшая потребность, наш любимый человек, скорее всего, будет счастлив ее выполнить. В конце концов, на то и любовь, разве нет? Затем наш любимый человек, в свою очередь, протягивает руку к своей корзине и вытаскивает одну из собственных потребностей. Эта игра может продолжаться довольно долго.

Чем привычнее становится «путь» в корзину, чем более мы осваиваемся и привыкаем к партнеру, тем увереннее растут наши ожидания. В конце концов, ведь мы всю жизнь ждали, что наши потребности будут удовлетворены. И тогда мы начинаем вынимать более крупные и значимые потребности; а наш партнер в ответ делает то же самое. «Мне абсолютно необходимо, чтобы ты был(‑а) со мной все время», – требует зависимый партнер, а независимый: «Я хочу, чтобы ты дал(‑а) мне пространство, в котором я нуждаюсь, но ты не должен(‑на) уходить или встречаться с кем‑то другим».

Наступает время, когда наш Ребенок в панике накладывает на любимого человека обязательство осуществить все потребности, которые не удовлетворили родители. Тогда и начинаются трудности. Глубоко внутри мы считаем, что любовь подразумевает удовлетворение потребностей, и другой должен оградить нас от всех наших страхов и боли. Это и есть любовь, думаем мы. Два бессознательных Ребенка, каждый со своими страхами, потребностями, требованиями и ожиданиями, взаимодействуя друг с другом, создают кромешный ад. Эти два раненых, нуждающихся Ребенка сталкиваются друг с другом лицом к лицу. Они не способны ни понять, ни удовлетворить потребности друг друга. Они подходят друг к другу не в уязвимости, а с требовательностью»(Томас Троуб).

Что происходит дальше? Начинается борьба за то, кто в этой паре отвоюет себе положение ребенка, а кому будет навязано положение родителя. Нередко средством этой борьбы оказывается болезнь: партнеры соревнуются в том, кто из них «более болен», и выигравшему достается приз — желанное положение «ребенка-в-семье», а проигравшему – обязанности родителя…

В борьбе за удовлетворение своих потребностей, мы применяем все «нажитые» (разработанные) Ребенком к этому времени стратегии… «Стратегии – это образцы поведения, которым научился наш Ребенок в стремлении получить недоступное желаемое. Это наши механизмы выживания. Это модели поведения, которым мы научились в прошлом, но бессознательно применяем к настоящему». (Томас Троуб).

Рассмотрим эти стратегии, описанные Т.Троубом, подробнее:

Стратегия № 1: «Молот» – требование и обвинение

Когда мы не получаем того, чего хотим, наш Внутренний Травмированный Ребенок приходит в бешенство, обвиняет и требует. Он стремится любой ценой добиться своего: «Я этого заслуживаю, я хочу это сейчас, и мне нет дела до твоих потребностей или оправданий».. Его агрессия питается яростью Ребенка, который подвергался насилию, которого игнорировали, в которого вторгались, которого унижали или оскорбляли. За обвинением стоит требование, чтобы другой немедленно изменился.

Когда мы используем «Молот», это вызывает в других ответную агрессию, они закрываются, устраняются от контакта, что в свою очередь, усиливает панику нашего травмированного Ребенка и «Молот» становится еще интенсивнее. Прибегая к «Молоту», мы чувствуем некоторое удовлетворение оттого, что, по крайней мере, способны выражать себя с силой. Но пока эта энергия используется не просто для выражения, но с целью повлиять на другого, это – стратегия.

Стратегия № 2: «Наживка» – манипуляция

Ребенок в панике, живущий в теле взрослого, очень изобретателен и использует все возможные способы манипуляций. Мы манипулируем посредством денег, любви, секса, ума, силы, возраста, чувства вины, углубленности в себя, признания или заботы. Мы манипулируем, обижаясь, резко отсекая контакт или притворяясь, что нам все равно или ничего не нужно. Мы учимся этому с детства, очень рано усваивая, что честность и прямота не помогают добиться желаемого.

К несчастью, со временем, наше манипулятивное поведение становится бессознательным, и мы не распознаем его. Другие видят нашу склонность манипулировать и отстраняются, чтобы защитить себя. Наш Ребенок чувствует себя еще более брошенным и испуганным...

Стратегия № 3: «Кинжал» – стратегия мести

Когда нам причиняют боль, мы можем отреагировать на это сразу. Но чаще мы слишком шокированы, «смяты» и унижены, чтобы отозваться тут же. И поэтому мы надеваем маску, которая демонстрирует, что нам все равно, и откладываем обиду «на хранение». Внутри мы не успокоимся, пока не вернем боль назад. Мы можем мстить прямо, например, путем наказания, внезапного отчуждения, унижения или сарказма. Мы можем делать это косвенно, организовывая что‑то такое, что ранит другого. На месть могут уйти годы, но, наш раненый Ребенок злопамятен, как змей.

Не всегда есть возможность отомстить обидчику напрямую, и, иногда, сами того не понимая, мы начинаем мстить близким за обиды детства, они «принимают на себя огонь» за все наши «закопанные» обиды прошлого.

Стратегия № 4: «Чаша для подаяния»